Как смертельный груз корабля оказался в порту Бейрута

Как смертельный груз корабля оказался в порту Бейрута

Люди выражали гнев и недоверие по поводу того, что такое большое количество потенциально взрывоопасных материалов хранилось на складе без каких-либо мер безопасности более шести лет, так близко к центру города.

Правительство не назвало источник аммиачной селитры, но такое же количество химического вещества прибыло в Бейрут в ноябре 2013 года на грузовом судне под молдавским флагом MV Rhosus.

Принадлежащее России судно отплыло в сентябре из Батуми, Грузия, направляясь в Бейру, Мозамбик.

Он перевозил 2750 тонн аммиачной селитры, которая обычно поставляется в виде небольших гранул, которые широко используются в качестве сельскохозяйственного удобрения, но также могут быть смешаны с мазутом для изготовления взрывчатых веществ для горнодобывающей и строительной промышленности.

Во время плавания по восточному Средиземноморью корабль столкнулся с "техническими проблемами" и был вынужден пришвартоваться в порту Бейрута, говорится в отчете за 2015 год для отраслевого бюллетеня Shippingarrested.com это было написано ливанскими адвокатами, которые представляли интересы экипажа.

"Rhosus" был осмотрен портовыми чиновниками и "запрещен к плаванию", - заявили адвокаты. Большая часть экипажа была репатриирована, за исключением русского капитана Бориса Прокошева и еще трех человек, которые, как сообщалось, были украинцами.

Прокошев сообщил агентству Рейтер в четверг, что "Rhosus" протекал, но в то время был мореходным, и что его владелец отправил его в Бейрут, чтобы взять на себя дополнительный груз тяжелого оборудования из-за финансовых трудностей.

Однако экипаж не смог безопасно погрузить оборудование, и когда владелец судна не заплатил портовые сборы, ливанские власти конфисковали его, сказал он.

Вскоре после этого "Rhosus" был "оставлен владельцами после того, как фрахтователи и грузовой концерн потеряли интерес к грузу", по словам юристов. Он также подлежал судебным искам со стороны кредиторов.

Тем временем экипаж, все еще запертый на корабле, испытывал нехватку продовольствия и припасов. Адвокаты заявили, что они обратились к судье по срочным делам в Бейруте за разрешением вернуться домой, подчеркнув "опасность, с которой столкнулся экипаж, учитывая" опасный "характер груза" в трюмах судна.

Судья в конце концов согласился разрешить экипажу высадиться, и в 2014 году портовые власти перевели аммиачную селитру на "склад 12", рядом с зерновыми силосами. Адвокаты заявили, что груз "ожидает аукциона и / или надлежащей утилизации".

- Груз был очень взрывоопасным. Вот почему его держали на борту, когда мы были там... Эта аммиачная селитра имела очень высокую концентрацию", - сказал Прокошев.

Он добавил: "Я сочувствую людям [убитым или раненым в результате взрыва]. Но местные власти, ливанцы, должны быть наказаны. Груз их совершенно не волновал."

Генеральный директор порта Хасан Корайтем и генеральный директор ливанской таможни Бадри Дахер заявили в среду, что они и другие должностные лица неоднократно предупреждали судебные органы об опасности, которую представляет хранящаяся аммиачная селитра, и о необходимости ее удаления.

Документы, распространенные в интернете, по-видимому, свидетельствуют о том, что таможенные чиновники направляли письма судье по срочным делам в Бейрут с просьбой дать указания о том, как продать или утилизировать его, по крайней мере, шесть раз с 2014 по 2017 год.

Корайтем сообщил местному каналу ОТВ, что госбезопасность также направила предупредительные письма.

Министр общественных работ Мишель Наджар, вступивший в должность в начале этого года, сказал "Аль-Джазире", что он узнал о наличии аммиачной селитры только в конце июля и что он говорил с г-ном Корайтемом по этому вопросу в понедельник.

Пожар, по-видимому, вызвал детонацию аммиачной селитры на следующий день. В результате взрыва погибли по меньшей мере 137 человек, еще около 5000 получили ранения, десятки до сих пор числятся пропавшими без вести.

Президент Мишель Аун заявил, что неспособность справиться с грузом "роса" "неприемлема", и пообещал "привлечь к ответственности виновных и тех, кто проявил халатность, и наказать их самым суровым образом".

Правительство распорядилось, чтобы должностные лица, занимающиеся хранением или охраной аммиачной селитры, были помещены под домашний арест до проведения расследования.